Солдат 1941-1945 
 


У деревни Василёк
1-я часть

Вечная память  моему дяде – Красильникову Александру
Владимировичу,  1922 г.р.,  уроженцу  с. Большое Мураш-
кино  Горьковской обл.,   погибшему  в бою  за Родину  25
марта  1943  года  у деревни  Василёк  Орловской области
(сегодня это п. Василёк Комаричского р-на Брянской обл.)


      
   Когда-то в Большом Мурашкине  хороший парнишка жил.            Трудная, но славная доля Саше досталась,
   Сашей его все звали, спокойный  надёжный он был.               Родным его и Катюше лишь светлая память осталась…
   Родители Сашу любили, ведь он им всегда помогал,               Не сохранился могилки Саши родной бугорок,
   Сестрёнка души в нём нечаяла -  он в школу её провожал…        Мало домов в той деревне по имени Василёк.
   А  в школе учился отлично, мечтал историком стать,             Нигде о нём не знают, душа его где-то бродит…
   Друзья и любимая девушка – все были ему под стать.             Данные КНИГИ  ПАМЯТИ сомненье на нас наводят.
   Десять классов окончив, в армию призван он был,                Лишь на бывшей Орловщине, откуда пришло горе,
   В Карелии на границе почти, было, год отслужил…                Растёт на полях сражений цветов васильков море…
   
   И…  вдруг война нагрянула – большая для всех беда!             Нечаяла я, неведала, что поиск достигнет венца. 
   Всё на защиту Родины брошено было тогда…                       Мешали чиновники-вредины, но дело вела до конца.
   Письма писал Саша редко, там не до этого было…                 Когда-то, ещё маленькой, себе я дала обет.
   Всегда был бойцом хорошим,  за труд его все ценили.            Сбылись все мечты, хоть и минуло 40 с лишочком лет.
   Когда получил ранение, сообщать, почему-то не стал             С детства была я наслышана, что дядя погиб на войне.
   И только лишь после лечения  домой он письмо прислал.          Был он отличным воином, а человеком – вдвойне!
   Писал, что б о нём не тревожились, часть он догонит свою,      Горечь его потери серьёзно запала мне в душу.
   Что фашисты за всё поплатятся, он это докажет в бою…           Мать его мне рассказывала, её я внимательно слушала.
                                                                                       
   Родные Саши, с надеждой,  хороших  вестей ожидали,             Хотелось тогда мне, девочке, о дяде больше узнать,
   Но вскоре  вдруг похоронку домой на Сашу прислали…             Найти его место гибели и людям о нём рассказать.
   Надежда, как лучик, теплилась: отчество было не то!            Хотелось помочь мне бабушке память о нём сохранить,
   Но всё оборвало разом пришедшее с фронта письмо…               Что б жизнь продлить дяде Саше, и на века, не на дни!
   Прислал командир Саши, про гибель в бою сообщил…               С нуля начинала поиск я, вперёд лишь по памяти шла.
   С поклоном, за воспитание родителей благодарил…                Господь наградил за доброе и память не подвела.
   Писал о его ратном подвиге, что нам за него теперь жить,       Помогли мне хорошие люди, отыскались следы дяди.
   За гибель сына он матери в бою обещал отомстить…               Видно, Бог меня вёл к этому, одна б я нашла, вряд ли!
                                                                                     	  
		

Семья. Мечта.

Мой дядя - Красильников Александр Владимирович - родился 28 августа 1922 года  в селе Большое Мурашкино Большемурашкинского района Горьковской области.
Его отец - Красильников Владимир Иванович (1895 - 1956 гг.), его мать - Красильникова Прасковья Григорьевна (1901 - 1986 гг.).
У дяди Саши был брат Геннадий (1927 -1995 гг.) - это мой отец, и сестра Ирина 1928 года рождения.

Их семья жила в селе Большое Мурашкино по улице Советской в доме № 131.

После окончания семилетки дядя Саша решил пойти учиться дальше.
Летом 1937 года после окончания семилетки он фотографировался, с одноклассниками обменивался фотокарточками на память.
Эту фотокарточку  дядя Саша  подписал и подарил  своему однокласснику  Кострову Ивану Фёдоровичу (Костров И.Ф. летом 2007 года) . Недавно, узнав, что у нас почти нет от Саши фотографий, он решил вернуть нам её.

В 1940 году дядя Саша успешно окончил 10 классов.

Со слов одноклассников и родственников дяди, он был очень хорошим человеком и отлично учился, мечтал дальше учиться на преподавателя истории.

Но сначала предстояла служба в РККА.



В рядах Красной Армии.

Дядя Саша был призван на службу в ряды Красной Армии 4-го октября 1940 года Большемурашкинским райвоенкоматом Горьковской области в 72-ой погранотряд , служил на границе в Карелии, писал домой письма.

Из Центрального пограничного архива ФСБ России мне прислали ответ на мой запрос.
Дядя Саша с 15 октября 1940 года проходил действительную службу в учебном батальоне на должности стрелка.
В штатно-именном списке личного состава 72-го пограничного отряда войск НКВД по состоянию на 01 января 1941 года значится повозочный 8-й заставы Красильников А.В., приказ отряда № 001 от 01.01.1941 г.

Штаб 72-го Олангского погранотряда по состоянию на 22 июня 1941 года - карельское с. Оланга.
В Лоухском районе Карелии есть деревня и река Оланга, впадающая в озеро Пяозеро.
Вот что рассказывает о службе на границе в Карелии в 1940 году бывший пограничник-фронтовик Кукушкин Иван Васильевич : "После финской войны границу на этом участке отодвинули на запад, и досталась она нам совершенно необорудованной. Места дикие, дорог нет, жилья нет. Приходилось нам и границу охранять, и заставы с укреплениями строить, и дороги прокладывать, и просеки рубить, и на себе грузы таскать..."
(с сайта http://www.gov.karelia.ru/Karelia/1326/18.html)

А вот рассказ внука пограничника 14-ой заставы 72-го Олангского погранотряда Александра Федоровича Панягина - учащегося Нижегородской школы-лицея № 38 Бориса Федина - "Мой дедушка пограничник", написанный по рассказам самого пограничника о службе в этом погранотряде и его боевых действиях во время Великой Отечественной: http://www.opentextnn.ru/history/familisarchives/konkurs/family/?id=867


Война…

Старая карта, где видно расположение д. Оланга - штаба 72-го ПОГО в 1941 году   Общий ход военных действий в Лоухском р-не КарФин.АССР в июне 1941-июне 1944гг.

(При клике мышкой на многие сканы фото и карт в этом рассказе можно посмотреть их в увеличенном виде!)
Слева: Старая карта, где видно расположение д. Оланга - штаба 72-го ПОГО в 1941 году.
Справа: Общий ход военных действий в Лоухском р-не КарФин.АССР в июне 1941-июне 1944гг.(с сайта http://louhi.onego.ru/culture/toponims.htm)


22 июня 1941 года Германия вероломно напала на нашу страну. 30 июля 1941г. вступила в войну Финляндия. Бои шли на широком пространстве от Баренцева до Черного моря...

В Лоухском районе первый натиск врага приняли на себя пограничники 72 погранотряда, под командованием полковника Павла Александровича Гольцева. Силы пограничников по сравнению с противником были неравные. Врагу удалось к 5 июля продвинуться в район Оланги. Погранотряд занял оборону на правом фланге на участке Пяозеро-озеро Циплинга-Соколозеро.

  

На фото слева: Воины 72-го пограничного отряда под руководством лейтенанта Клеванного готовятся к отражению врага. д. Оланга. Карельский фронт. 1941 г.
На среднем фото: Атака рубежа противника во время оборонительных боев.
На фото справа: д.Оланга. Эвакуация раненых бойцов 72-го пограничного отряда на судно "Октябрь", прибывшее из д. Зашеек (В бойце на переднем плане слева, помогающем эвакуировать раненого, мне видится наш Саша... - Да-да! Это он - наш Саша!!! Моя тётя - Ирина Владимировна, его родная сестра, подтвердила, что это - действительно он!  Почитать об этом можно на форуме Поиска сайта Солдат.Ру - http://soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=2&t=14492).
Все фото: Беззубенко П.В.
( с сайта http://pobeda.gov.karelia.ru/Photos/exhibition.html?eid=74 и
http://www.gov.karelia.ru/Karelia/767/30.html)

В районе Софпорога по реке между Топозером и Пяозером занял оборону 242 стрелковый полк, который был выдвинут туда сразу же после 22 июня. Боевое охранение полка вступило в бой с противником 8-9 июля в районе дер. Тунгозеро, но под натиском превосходящих сил отступило в район реки Софьянга к основным силам полка. На этой реке в первой половине июля развернулись напряженные бои.

Форсировать реку сходу противнику не удалось. Вместе с 242 полком в обороне в первые дни были пограничники 2-х застав 72 погранотряда, которым не удалось сразу же соединиться с отрядом. Несколько дней подряд атаки противника отбивались. Фашистское командование пустило в ход авиацию. Десятки самолетов налетали на оборону полка беспрерывно.

Ценой больших потерь противнику удалось прорвать оборону на стыке 1 и 3 батальонов и переправиться через реку. Одновременно противник высадил с катера десант через о.Топозеро в районе дер.Софьянга. Отступивший 242 полк занял оборону восточнее Коккосальми. Враг временно был остановлен. (с сайта http://louhi-adm.onego.ru/his_60y_osvob_areal_at_war.htm#M1 )


Хронология событий

30 июня 1941г

Крупная группировка фашистских войск в 4.20 перешла линию государственной границы, вторглась на территорию района с целью захватить магистраль Кестеньга-Лоухи, занять ст.Лоухи и перерезать Кировскую железную дорогу.

Начало июля 1941 г

Оборона на правом фланге участка Пяозеро- озеро Циплинга- Соколозеро силами 72 погранотряда.

5 июля 1941 г

Бои в районе Оланги.

8-9 июля 1941 г

Бой в районе дер.Тунгозеро (242 стрелковый полк) и отступление наших войск в район реки Софьянга.

10-15 июля 1941 г

Ожесточенные бои р.Софьянга. Высадка десанта противника в районе д. Софьянга. Отступление наших войск, занятие обороны восточнее Коккосалми.


(с сайта http://louhi.onego.ru/culture/toponims.htm )


* * *

10 июля 1941 года Красильников А.В. исключён из списков личного состава и направлен в госпиталь, который располагался на станции Лоухи, как получивший ранение в бою, приказ отряда № 199 от 10.07.1941 г.

Вот ответ из Архива Военно-медицинских документов по этому ранению.
Правда, дальше в рассказе о судьбе дяди Саши опять бреш... документально.

До 2008 года мы - родственники Красильникова А.В. - об этом и не знали...



Переживания родителей... Похоронка...


С наступлением Великой Отечественной войны с июня 1941 года писем от Саши почти не было. Родители его очень переживали по этому поводу.

Последний раз почти полгода вестей не было, бабушка даже к гадалке обращалась. Та поругала родителей за излишнее беспокойство, сказала, что сыну их и без этого сейчас очень тяжело, и обрадовала, что вскоре будет весточка им от него.
И, правда, вскоре от сына пришло домой письмо, в котором он сообщал, что был тяжело ранен в бедро, долго лежал в госпитале.
Написал, что теперь всё хорошо, что выздоровел, собирается на фронт дальше бить фашистов и попадёт в свою часть. Ни даты, ни обратного адреса не было.
Это письмо от Саши после начала войны было единственным и последним...

Не долго радовались родители весточке от сына.
Вскоре пришла похоронка домой. На этой странице помещён скан извещения о гибели, присланного в Большемурашкинский РВК с фронта.

Года рождения не было написано, отчество другое, адреса домашнего тоже не было на извещении.

Его мать (моя бабушка) не хотела верить в гибель сына, но потом с фронта пришло письмо от командира на адрес Сашиных родителей, в котором командир сообщил дату гибели и место захоронения.
После этого сомнений не осталось.



Как я узнала о погибшем дяде.

Я сама ещё маленькой (где-то в 1963 году), мне было лет 10, читала те 2 письма-треугольничка с фронта: одно - от дяди Саши из госпиталя, другое - от командира.

Бабушка их очень берегла, прятала от нас, маленьких своих внучат.
Однажды она достала из своего красивого старинного комода небольшую шкатулочку. Я заинтересовалась, взяла шкатулочку, было, в свои руки, но бабушка заволновалась и хотела её отобрать, но потом передумала и сама стала мне показывать из неё письма сына и даже дала почитать, наказывая, чтобы я их никогда сама не брала.

Она мне ещё долго потом рассказывала о своём сыне Саше, его одноклассниках, близких друзьях. Ей хотелось, чтобы о нём помнили и знали другие люди.

Жаль, что не сохранились у бабушки другие письма сына. Возможно, мы - маленькие и ещё тогда глупенькие её внучки (она нас всех четверых вынянчила) - как-то навредили. Возможно, так случилось всвязи со стройкой и переездом в новый дом…

Письмо дяди из госпиталя было написано на одной странице крупным почерком. В нём не было даты его написания, не было обратного адреса. Оно было кратким и лаконичным.
Саша был мужественным парнем, не любил жаловаться и не хотел, видимо, расстраивать родителей.

А вот похоронное извещение на дядю Сашу я увидела впервые в марте 2007 г., то есть заверенную его ксерокопию, что прислали по моей просьбе из Большемурашкинского РВК.



Из воспоминаний одноклассников и родных…

…10-й класс, в котором учился мой дядя, был дружный и сильный в смысле учёбы. Тогда не все после семилетки шли учиться дальше.

Сашу одноклассники характеризовали, как спокойного надёжного и порядочного парня.
Его сестрёнке Ирине навсегда запомнилось, как Саша за неё заступался. Он сначала её провожал в школу, чтобы никто не обидел, а потом шёл дальше, в свою.

Закадычными друзьями Саши были Лысихин Сергей и Тарин Саша. Была у Саши и любимая девушка - Катя.

Из бывших Сашиных одноклассников с войны 1941-1945 гг. почти никто не вернулся.

Сейчас из его одноклассников на Родине живы лишь Костров Иван Фёдорович и Реунова Ираида Александровна.



В память о сыне…

Память о дяде Саше, словно злой рок преследует. Во время открытия обелиска в память о воинах Большемурашкинского района, погибших в годы Великой Отечественной войны, Ф.И.О. моего дяди на нём не было.
Бабушка ходила по этому вопросу к кому-то, но, видимо, безрезультатно. Она нам рассказывать ничего не стала, но очень переживала по этому поводу…

Очень ей хотелось сохранить в память о сыне последнее, что у неё осталось от него: те 2 письма-треугольничка и маленькую фотографию - и поэтому, бабушка отнесла их в 1965 году в Большемурашкинский музей.

Директором музея был тогда один из лучших друзей дяди - Лысихин Сергей Алексеевич.

После окончания школы в 1970 году я уехала из Большого Мурашкина учиться и с тех пор в нём не живу.

Родители дяди умерли, это мои дед и бабушка по отцу. Дед с 1942 года воевал до конца войны, вернулся домой больным и умер в 1956 году.
Бабушка пережила мужа на 30 лет.

Вечным напоминанием о той страшной войне остались висеть два больших портрета над кроватью бабушки: увеличенный с единственной маленькой фотографии портрет погибшего сына и портрет мужа.



1-я запись в КНИГЕ ПАМЯТИ.

… После выпуска КНИГИ ПАМЯТИ я специально нашла её и запись в ней о своём дяде. И вот, что я там прочитала.
В КНИГЕ ПАМЯТИ Нижегородской области (том 5) 1994 г. издания записано с той похоронки (она хранится в Большемурашкинском РВК):

Красильников А.Васильевич, Большемурашкинский р-н
Нижегородской обл. Рядовой. Погиб в бою 25 марта 1943.
Похоронен в дер. Василёк Орловской обл.

Мне было обидно и стыдно, что мой дядя незаслуженно позабыт, что никто так и не знает о нём правды.

Жива и сестра дяди Саши - Чибанова Ирина Владимировна, ей 78 лет. Она живёт в р.п. Большое Мурашкино Нижегородской обл. и помнит то же самое.
Ей было всего 12 лет, когда Саша уходил служить в Армию.

Ещё в детстве я была шокирована рассказом о дяде Саше: о том, какой он был хороший человек, и какая судьба ему досталась.
Это тогда ещё мне захотелось узнать о дяде Саше больше, помочь увековечить память о нём.

Но жизнь всегда во всё вносит свои коррективы.



Жаль, что встречаются ещё в жизни…

Сейчас, пытаясь хоть что-то восстановить о дяде Саше, что б записать для памяти о нём, я понимаю, почему бабушка ничего не смогла сделать.
Слишком много стало чёрствых душой людей, безразличных к чужому горю…
Позабыли люди о той страшной далёкой войне и о тех, благодаря кому мы родились в свободной от рабства стране.

Жаль, что встречаются ещё в жизни люди, которые могут помочь, но, порой не очень-то задумываясь, рвут ту единственную тоненькую ниточку, которая соединяет нас с дорогим для нас прошлым…
Они, видимо не понимают, что берут грех на свою душу, ставя крест на памяти о хороших людях и тем самым, хороня их окончательно…

После чтения КНИГИ ПАМЯТИ в первый же приезд в Мурашкино мне не удалось попасть в музей, он оказался на замке.
В июне 2000 года я всё-таки его посетила.
Мне сразу вынесли одно письмо. Это было письмо от дяди Саши из госпиталя.

Я объяснила работнице музея, что писем должно быть два и попросила поискать другое, на что она мне категорично заявила, что больше у них нет ничего о моём дяде, кроме этого письма и маленькой фотокарточки, которую они сами увеличили, и искать другое письмо, даже не пошла.

Для меня это второе письмо с фронта было не менее важным, так как на нём должен был быть обратный адрес и номер полевой почты. По номеру полевой почты можно быстрее установить боевой путь солдата.

Прошло несколько лет. За это время многое изменилось.

Многое могли бы прояснить данные из письма командира дяди Саши, но директор Большемурашкинского музея Светлана Фёдоровна Мартазова в этот раз мне не смогла найти за две недели уже ни одного письма, касающегося дяди.

Хорошо хоть фотокарточка сохранилась и на её обратной стороне надпись, что сдана Красильниковой Прасковьей Григорьевной в 1965 году.



2-я запись в КНИГЕ ПАМЯТИ.

Мама моя теперь в Мурашкине не живёт, дом продали. Сейчас я редко бываю на своей малой Родине.

Хотя проблем всегда хватает, но у меня появилась возможность работать на компьютере, выходить в Интернет, благодаря чему я многое узнала и могу продолжить работу по поиску информации о своём дяде.

Недавно, из разговора с бывшим одноклассником дяди Саши - Костровым Иваном Фёдоровичем, тоже 1922 года рождения, но прошедшего всю войну, - я узнала, что есть несколько КНИГ ПАМЯТИ Нижегородской обл.
В 16 томе КНИГИ ПАМЯТИ Нижегородской обл. 2005 г. издания я нашла, наконец-то, запись о моём дяде:

Красильников Александр Владимирович 1922 г.р.,
уроженец п. Б-Мурашкино Нижегородской обл.
Погиб под Сталинградом.

Но эта запись вызывает сомнение у нас, родственников, так как мы помним содержание письма командира с фронта.…
А пришедшая похоронка?..



В поисках истины…

Из разговора с ответственным секретарём КНИГИ ПАМЯТИ - Антоновым С.Г., я поняла, что фактов, подтверждающих гибель дяди под Сталинградом у них нет.

Письму командира тоже не верить было нельзя: оно пришло на домашний адрес матери дяди Саши, к тому же Сталинградская битва закончилась 2 февраля 1943 г., а письмо из госпиталя от дяди пришло намного позже, перед похоронкой.



О боевых действиях 72-го погранотряда.

Многое я почерпнула из сайта www.soldat.ru - там много справочной информации со ссылками на достоверные источники (такие, как ЦАМО), топографические карты времён войны, карты и схемы боевых действий.

Зная, по данным Большемурашкинского РВК, что мой дядя был призван в 1940 г. в 72-ой погранотряд, и, зная, что он писал письма из Карелии с границы, я нашла сведения, что 72 погранотряд вместе с другими соединениями в составе Карельского фронта отражал атаки фашистов и финнов в районе Ухты.

Там война началась с 30-го июня 1941 года.

Далее нашла написанный по материалам НКВД исторический очерк о том, что Кестеньгский партизанский отряд "Боевой клич", созданный в июле 1941 г. осенью получал боевые задачи от 72-го погранотряда.



В составе 10-й Сталинградской сд ВВ НКВД.

Формирование полков дивизии происходило в разных регионах страны: Иркутске, Новосибирске, Свердловске, Сталинграде.

1 февраля 1942 г. командование соединения подписало приказ номер один. Эта дата и стала датой создания 10-й дивизии войск НКВД.

До начала боевых действий под Сталинградом дивизия выполняла свои прямые обязанности, а с подходом фронта на нее была возложены новые задачи: охрана тыла, строительство городского оборонительного обвода, эвакуация жителей, борьба с мародерами и т. д.

Этой дивизии еще в середине июля 1942 г., в связи с ухудшением положения советских войск и выходом противника к территории Сталинградской области, было приказано организовать службу охраны объектов на подступах к Сталинграду.

Взяв за основу данные похоронного извещения, что 271 стрелковый полк был подчинения НКВД (МВД), я нашла в Интернете воспоминания Героя Советского Союза - командира артиллерийской батареи 271 стрелкового полка Волошина Алексея Прохоровича. И вот, что он вспоминает:

"Командиром нашей 10-й стрелковой дивизии НКВД был полковник А.А.Сараев. Ему подчинялись и все остатки разбитых частей, подошедшие в город…
Только в ночь на 14 сентября вошла в Сталинград 62-я армия через нашу переправу. А первой переправилась свежая 13-я гвардейская дивизия Родимцева. В этот день 62-ю армию принял генерал-лейтенант В.И.Чуйков. И сразу он бросил два полка этой дивизии на взятие Мамаева кургана…
…Нашу истерзанную дивизию НКВД бросали на подкрепление в обескровленную тяжелыми боями 62-ю армию, где было всего-навсего 9 тысяч человек. У немцев было многократное превосходство в силах, и они были уверены в своей победе. Я в то время командовал батареей в своем 271-м полку 10-й дивизии НКВД на реке Царица…"

   

На фото слева бойцы 271-го сп на южной окраине Купоросного. На фото справа бойцы 271-го сп на реке Царица.

14 сентября он был тяжело ранен выше колена. "…17 января 1943 г. я был наконец выписан - к великой моей радости. И в тот же день получил обрадовавшую меня телеграмму - от командующего артиллерией 10-й дивизии НКВД, уже подполковника Цыганкова. Он просил направить меня после излечения обратно в нашу дивизию! В конце января я прибыл туда и стал командиром полковой батареи 271-го стрелкового полка".

В Волгограде (Сталинграде) есть улица имени 10-й дивизии НКВД. Вот что говорится на сайте www.monument.volgadmin.ru - Памятники и достопримечательности Волгограда - о воинах этой дивизии: "В начале сентября 271-й полк остановил продвижение немецких частей вдоль шоссе Калач - Сталинград. Этот же полк вместе с остатками 35-й дивизии В.А. Глазкова в течение 11 суток сдерживал противника в районе населенных пунктов Пригород Минина, Ельшанка, Купоросное. К 18 сентября в полку осталось 65 человек ".

Возможно, именно здесь и был тяжело ранен в бедро мой дядя Саша, так как он, как и Волошин, имея одинаковое с ним ранение, был в своей части уже в январе 1943 г.

"В эти же дни в районе Мамаева Кургана насмерть стояли бойцы 269 полка под командованием подполковника И.И.Капранова.
12 сентября 1942 г. 10-я дивизия вошла в оперативное подчинение 62-й Армии. Перед ней теперь стояли общевойсковые задачи, главной из которых была: "Отстоять Сталинград".

С середины сентября бои развернулись на улицах города.
Ослабленный 270-й полк, выведенный из подчинения Юго-Восточного фронта, был брошен на защиту западных окраин Сталинграда. Через некоторое время встык между 269-м и 270-м полками для усиления позиций направляется 272-й полк (командир майор Г.П.Савчук), находящийся в резерве.
Все подразделения 10-й дивизии в сентябрьских боях сражались мужественно и не оставляли своих позиций без приказа.
24 сентября в Комсомольском саду погибают последние солдаты и командиры 272-го полка.
26 числа в районе Исторического вала в свою последнюю контратаку идёт 269-й полк, а в середине октября в районе лесопосадки последний бой принимают бойцы 282-го полка.

В боях за Сталинград воины - чекисты 10-й дивизии войск НКВД показывали примеры мужества и храбрости. Достаточно обученные, но слабо вооруженные, нередко голодные, они не уступили ни пяди родной земли без ожесточенных боев, наносили врагу ощутимые потери.
Советское правительство высоко оценило доблесть чекистов, наградив дивизию орденом Ленина.
20 воинам 10-й дивизии было присвоено звание Героя Советского Союза, пятеро стали кавалерами ордена Славы всех степеней, а имена семерых ее героев носят названия улиц города".

  

В Ворошиловском районе г. Сталинграда (Волгограда) на площади Чекистов в 1947 г. воинам 10-й дивизии НКВД, защищавшим Сталинград, сооружён памятный знак - "Памятник чекистам"(фото слева).
Кроме того, на городском элеваторе - месте боёв 271 стрелкового полка - в 1977 г. открыты скульптурный памятник и стела.

2 декабря 1942 г. 10-я стрелковая дивизия НКВД была награждена орденом Ленина и стала именоваться Сталинградской. С 5-го февраля 1943 г. она была передана НКО и переименована в 181-ю(3ф) Сталинградскую стрелковую дивизию.




Главная страница    О сайте    Навечно в строю    Фотогалерея    Мемориал    Vorum.mybb.ru    Forumbook.ru    Наш Internet

Hosted by uCoz